Эхо кризиса в сибирских лесах

 

В нынешнем году объем производства в лесной отрасли Сибири сократится как минимум на треть. Представители ЛПК считают, что кризис далек от завершения, и состояние своей отрасли оценивают как крайне тяжелое. Власти призывают лесопромышленников использовать этот период для подготовки к послекризисному прорыву. Федеральные и региональные чиновники, а также представители леспрома сказали друг другу все, что они думают о ситуации в отрасли, на заседании координационного совета Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» (МАСС) 25 февраля в Новосибирске.

По прогнозу Российской ассоциации организаций и предприятий целлюлозно-бумажной промышленности (РАО «Бумпром»), в 2009 году целлюлозно-бумажную промышленность России ожидает снижение производства приблизительно на 12%, а сама отрасль может стать убыточной. Побывавший на совещании в Новосибирске замминистра сельского хозяйства РФ Юрий Кукуев в интервью «КС» призывал не паниковать: леспром, собственно, никогда и не отличался особой рентабельностью — не больше 5–10%, а федеральные власти уже разработали целый комплекс мер, которые позволят лесоводам и лесопромышленникам почти не заметить кризиса. При этом замглавы российского Минсельхоза констатировал прогноз своего ведомства относительно сокращения объема лесозаготовок в 2009 году на 30% к уровню прошлого года (в 2008-м — 160 млн кубометров по РФ). «Что касается перехода отрасли в убыточную — думаю, этого не будет, — сказал Юрий Кукуев. — От объема заготовки это не зависит. Это зависит от других параметров — от применяемых технологий, от производительности труда. Сегодня у нас себестоимость заготовки древесины примерно на мировом уровне, хотя рабочая сила и многие другие факторы дешевле».

Как в лесной отрасли менять технологии и повышать производительность в условиях кризиса, федеральный чиновник не уточнил. А полпред президента в СФО Анатолий Квашнин заявил журналистам, что сейчас для лесопромышленников благоприятный период, чтобы подготовиться к послекризисному рывку путем технологического переоснащения и введения инноваций в производство. Чиновники оптимистично оценивают и перспективы реализации инновационного проекта «Сибирь–Дальний Восток», разработанного МАСС совместно с Союзом лесопромышленников и лесоэкспортеров России в 2007 году. По словам руководителя департамента ЛПК МАСС Виктора Лукова, на начало 2009 года по данному проекту освоено 22 млрд руб., подготовлена проектная документация, четыре проекта введены в действие. Всего проект предполагает строительство в регионах Сибири и Дальнего Востока шести предприятий по производству целлюлозно-бумажной продукции, 12 плитных производств ДСП, фанеры, OSB, 14 заводов по лесопилению и домостроению общей оценочной стоимостью 212 млрд руб.

Меры поддержки леспрома, которые господин Кукуев озвучил 25 февраля на заседании координационного совета, по его словам, коснутся всех лесопользователей независимо от объемов производства. «Первая задача — сохранить все предприятия, которые работают в лесу, — уточнил замминистра в общении с местными СМИ, — и занять рабочих в связи с сокращением объема заготовок. И здесь нужны такие меры, как выполнение лесохозяйственных мероприятий, лесовосстановления, платежи для лесопользователей в меньшем объеме (на уровне 2008 года) и плата за фактический объем заготовки». Этот комплекс мер Минсельхоз оценивает в 5 млрд руб. на текущий год.

Однако, как уточнил в интервью «КС» Виктор Луков, фактически на эти деньги могут рассчитывать только бывшие лесхозы, прошедшие в минувшем году реформирование. По прогнозам МАСС, сокращение объема лесозаготовки в Сибири будет аналогичным общероссийскому — 30% к уровню 2008 года. А в 2008 году объем заготовки в СФО сократился на 23% к уровню 2007-го. При этом федеральные субвенции на финансирование переданных регионам федеральных полномочий по защите и восстановлению лесов перечисляются с большими задержками, а в 2009 году, по информации Минсельхоза, будут урезаны не менее чем на 6–8%. Это официально. А по поводу неофициального, но более вероятного сокращения высказался недавно директор ОГУ «Томское управление лесами» Игорь Кибиш. «По непонятным причинам всем субъектам Федерации было предложено согласиться на 80% от общего объема бюджетного финансирования. Мы отказались подписать предложенные документы, поскольку недополученный 51 млн руб. — а именно столько составляют урезанные от субвенций 20% — это слишком значительная для нас сумма, примерно равная годовому объему работ Томской базы авиационной охраны лесов, бюджет которой на 2009 год составляет 53 млн руб.». А глава департамента ЛПК Кемеровской области Юрий Рыкалов на заседании МАСС в Новосибирске прямо с трибуны обратился к Юрию Кукуеву с просьбой научить регионалов исполнять переданные полномочия без денег и при этом изыскивать средства еще и на антикризисные мероприятия.

Главные причины спада производства в леспроме — снижение спроса на внутреннем и внешнем рынках, снижение цен, рост тарифов естественных монополий, проблемы с кредитованием. Представители субъектов МАСС — чиновники и руководители предприятий ЛПК — на совещании в Новосибирске выразили уверенность, что федеральные власти вполне могут повлиять на сложившуюся ситуацию — хотя бы снизить тарифы на перевозку леса. Предложения регионов будут сформулированы и переданы в Москву в ближайшее время. Но надежды на то, что эти предложения будут услышаны в федеральных ведомствах, собравшиеся почти не выражали. Руководителям регионов, входящих в «Сибирское соглашение», было рекомендовано использовать опыт Красноярского края по господдержке лесной отрасли, то есть рассчитывать только на себя.

Красноярский министр природных ресурсов Андрей Гнездилов рассказал о мерах, которыми краевые власти будут поддерживать в 2009 году свой леспром, — на него надежды сейчас больше, чем на остальные сырьевые отрасли региона. Принятый недавно соответствующий краевой закон предусматривает субсидии на возмещение части затрат, связанных с производством и экспортом продукции; частичное возмещение затрат, связанных с приобретением у производителей новой лесозаготовительной техники, произведенной на территории края; предоставление отсрочки по внесению платы за использование лесов для заготовки древесины; предоставление отсрочки или рассрочки по уплате налоговых платежей в краевой бюджет; инвестиционные налоговые кредиты и предоставление государственных гарантий края. На реализацию закона из краевого бюджета выделено около 650 млн руб.

Анатолий Квашнин между тем считает увеличение внутреннего потребления собственной продукции глубокой переработки одной из основных задач лесопромышленного комплекса Сибири: «Необходимо глубоко изучить внутренний сибирский рынок потребления продукции лесной отрасли и оценить в нем долю импорта». В настоящее время, как сказал полпред на совещании МАСС, «недопустимо обилие импортной продукции лесопереработки на внутреннем сибирском рынке». Одним из перспективных направлений использования продукции ЛПК Анатолий Квашнин считает малоэтажное деревянное домостроение в сельской местности и в пригородных районах.

Импорт лесоматериалов в последние годы действительно растет быстрее экспорта — ежегодно более чем на треть к предыдущему году. Так, по данным таможенной статистики, в 2008 году в экспорте Сибирского таможенного управления (СТУ) поставки необработанных лесоматериалов составили 11,6 млн кубометров на $1133,2 млн (снижение по сравнению с 2007 годом на 32,1% и 22,6% соответственно). Поставки на экспорт обработанных лесоматериалов составили более 4,7 млн тонн на $1414,3 млн (увеличение по сравнению с 2007 годом на 0,4% и 9% соответственно). «После введения с июля 2007 года новых ставок вывозных таможенных пошлин на необработанные лесоматериалы существенных изменений в динамике экспорта этих товаров не наблюдалось», — констатируют в СТУ. Иными словами, если сырого леса и стали вывозить меньше, то количество проданных за границу пиломатериалов, несмотря на нулевую пошлину, поднялось всего на доли процента.

Как предупреждали эксперты, для развития леспрома недостаточно «просто закрыть границу» («КС» от 16 марта 2007 г.). Неофициально представители леспрома говорят, что, несмотря на ужесточение таможенного режима, экономическая эффективность экспорта круглого леса остается в два–три раза выше, чем у продукции переработки. В регионах, где активно практикуется продажа леса на корню для личного строительства, процветает и спекуляция: материалы оформляются для строительства, а потом перепродаются. Об этом с возмущением рассказывал журналистам Анатолий Квашнин. Говоря о лесопользовании, полпред сказал: «Мы пока к добыче леса относимся варварски, потому что используем метод сплошной вырубки. Необходимо применять более совершенные современные технологии, оставляя после себя так называемые вечные лесосеки».

Однако последние изменения в Лесном кодексе, по мнению экспертов, вряд ли будут способствовать искоренению варварского отношения к лесу. Так, если в прежней редакции  Лесного кодекса РФ было сказано, что граждане и юридические лица осуществляют заготовку древесины на основании договоров аренды лесных угодий либо на основании договоров купли-продажи, то в соответствии с новой редакцией заготавливать древесину граждане и юрлица могут только на основании договоров аренды лесных участков.

В Томской области, например, в 2008 году управление лесами заключило 925 договоров купли-продажи лесных насаждений. Объем проданной на аукционах древесины составил 1275,6 тыс. кубометров. «Исходя из вышеназванных цифр легко представить, сколько мелких предпринимателей могут потерять свой бизнес», — говорят в управлении. Между тем Томская область по итогам 2008 года — лидер по объему выявленных незаконных рубок на территории РФ — 160,5 тыс. кубометров против 19,9 тыс. кубометров, зарегистрированных в прошлом году. В регионе ожидают резкого сокращения числа лесопользоватей-арендаторов в 2009 году в связи с усилением ответственности для них по ведению лесного хозяйства и сохранению лесных ресурсов. В то же время недавнее внесение изменений в лесное законодательство, когда купля-продажа лесных участков была серьезно ограничена, может серьезно помешать развитию малого бизнеса и снизить поступления от этого вида деятельности в бюджет. Как правило, маленькие заготовительные предприятия не располагают большими финансовыми средствами, чтобы вести затраты на выполнение лесохозяйственных работ и арендных платежей. То есть «изменения в законе снова загоняют малый бизнес в тень», — отмечают в Томском управлении лесами.

Крупные экспортоориентированные предприятия в первую очередь ощутили проблемы. «Кризис далек от завершения. При этом состояние лесной отрасли можно назвать крайне тяжелым, — выражает позицию руководства ОАО «Группа «Илим» руководитель пресс-службы компании Артем Савко. — Необходимы совместные усилия властей и бизнеса, чтобы выйти из этой ситуации с минимальными потерями. Поскольку глобальный экономический кризис продолжает развиваться, внешние условия, в которых работает компания, сохраняют высокую степень неопределенности. По нашим прогнозам, из-за сложной ситуации на ключевых рынках особенно тяжелыми станут первые два квартала года. В конце II квартала может начаться медленное восстановление рынков, благодаря чему к III кварталу компания сможет выйти на полные обороты».

Малый бизнес, по оценкам экспертов, еще не ощутил всех масштабов кризиса. Но очевидно, что те предприятия малого бизнеса, которые занимаются заготовкой и транспортировкой древесины (а в Сибири таких большинство), могут очень сильно пострадать, так как на крупных производствах уже уменьшается спрос на древесное сырье, а в строительной отрасли спрос на материалы сведен к минимуму. В МАСС уже отмечают начало массовых закрытий малых предприятий в сибирском леспроме. Для некоторых населенных пунктов в глубинке это будет означать потерю единственного источника дохода, а для правоохранителей — рост числа незаконных рубок.

Дата публикации: 17.04.2009

Архив статей Архив статей